среда, 28 июня 2017 г.

АДАПТАЦИЯ И СОЦИАЛИЗАЦИЯ ДЕТЕЙ ИЗ КРАЙНЕГО СЕВЕРА В АРТЕКЕ


Автор Лариса БАБИНОВИЧ

Журналист, учитель русского языка и литературы
          
АДАПТАЦИЯ И СОЦИАЛИЗАЦИЯ ДЕТЕЙ ИЗ КРАЙНЕГО СЕВЕРА В АРТЕКЕ

                    В «Артеке» как нигде можно встретить много интересных людей. Концентрация их на метр квадратный весьма ощутима. Олимпийские чемпионы на спортивных площадках встречаются с ребятами. Общаются. Вдохновляют.  В школу «Артека» приглашают лучших учителей. Они для педагогов проводят мастер-класс. Здесь новации   внедряют   и педагогические проблемы в стране выявляют. Сегодняшний гость - Абсолютный победитель окружного конкурса профессионального мастерства «Педагог года – 2017» в номинации «Учитель года Ямала – 2017» Дарья Пихтовникова. Она заочно познакомит с ребятами, которые с севера в ноябре приедут в «Артек».

- Где вы работаете?
- Три года работаю в школа-интернате Ямало-Ненецкого автономного округа, в маленькой национальной деревни Харампур. Население деревни примерно 250 человек, в ней всего 5 улиц и школа – ее центр.  В ней живут и учатся дети тундры. Наши ученики – представители коренных малочисленных народов Севера, в основном, это ненцы. Ненцы делятся на две группы – тундровые, которые проживают в районе ближе к ледовитому океану, и, лесные , которые проживают в районе леса.

- Там есть и леса?
- Лес на севере – это в основном небольшие хвойные деревья, в нашей деревне в лесу растут в основном лиственницы, поэтому и деревня в переводе с ненецкого означает «лиственница на берегу бурлящей реки». Харампур – это река. Эта река узкая и в ней очень быстрое течение. Она впадает в главную реку нашего Пуровского района – р. Пур, а Пур впадает в Обь, а Обь в Северно-Ледовитый океан.

- Численность жителей Ямала?
- Более 500 тысяч человек. Большинство городского населения 83,73%.

- Вы сами оттуда родом?
- Я родилась в г. Бирск Республики Башкортостан. Там я окончила школу и параллельно юридический техникум. На каникулах сдавала сессии в течение 3 лет заочно.  С 9 по 11 класс училась без каникул. Когда все ребята отдыхали, гуляли, веселились, я посещала лекции и сдавала экзамены. Хотелось к ним. Возникали моменты, когда было обидно, что все гуляют, а я готовлюсь к зачетам, экзаменам. Желание все бросить возникало, но здравый смысл брал верх.

- Родители направляли, настаивали?
-Нет. Я с детства хотела быть юристом, хореографом и учителем. Три профессии мечты. Но к нам в школу пришел директор заочного юридического техникума и пригласил поступать к ним. Идея понравилась, и в тайне от родителей пошла и сдала вступительные экзамены. Обучение платное. Не знала, как сказать об этом родителям. Семья не имела «лишних» денег. Как-то мы поехали на рынок покупать мне новые зимние сапоги, там я и сказала, что поступила и попросила лучше эти деньги дать мне на учебу. Родители оценили мой перевес в пользу знаний. В итоге у меня были и сапоги и появилась возможность параллельно учиться.

- Юридическое образование непростое. Большой поток информации. Не сложно было совмещать?
-  Первое время было трудно адаптироваться к системе отличной от школьной. Занятия велись парами, педагоги все незнакомые – работники судов, прокуратуры, преподаватели вузов. Это не школьные учителя. С нами не нянчились, свои проблемы нужно было решать самому. Со временем втянулась и стало легче. Такая нагрузка дисциплинировала, помогала в учебе и в школе.

- Вы были отличницей?
- Нет, я была хорошисткой, активисткой, играла в школьный КВН, занималась танцами.

- Всесторонне развитая личность.  Но где юриспруденция, а где педагогика?
 - Затем я училась в Бирской государственной социально-педагогической академии на историческом факультете. На историю выбор пал не случайно. Предмет этот для меня – это история живых людей. Многие современные дети воспринимают его как рассказ или сказку. Нет осознания того, что эти события происходили реально и касаются каждого. Мне стало очень интересно углубиться в изучение истории своей Родины, узнать, как развивались другие страны и научиться транслировать свои знания детям. Как же здесь без педагогики? Честно говоря, тогда еще не знала, буду работать учителем или нет.

- Что определило Ваш выбор?
- Поработав полгода секретарем судебных заседаний, поняла, что это не мое.  Судьба сама привела меня в школу. Сначала в мою родную школу, где были мои родные учителя, меня все знали. Затем я отправилась покорять Север за 2500 км от дома.

- Как так?
- Ни для кого не секрет, что у учителей тогда были проблемы с оплатой труда. Это главная причина. У меня на руках был годовалый ребенок, у супруга тоже не было стабильной работы, и мы решили рискнуть. Наш знакомый работал в этой школе и сообщил о вакансии. Всей семьей шагнули в неизвестность. Мы не знали, где будем жить, что за школа, где муж будет работать. Но все сложилось наилучшим образом. Нам дали сначала комнату в общежитии, затем ведомственную квартиру, я устроилась учителем, супруг – специалистом по кадрам (в соответствии с образованием), а ребенку предоставили место в детском саду.

- Там суровый климат, другой световой день.
- Первое время был небольшой период акклиматизации. Удивляло то, что ночью солнце не садится летом. А зимой наступает полярная ночь и световой день длится с 9 утра до 14 часов, все остальное – ночь.

- И к этому быстро привыкли?
- Да. Многие бросают и уезжают. Там сложно. Во-первых, действительно климат. Во-вторых, другие люди вокруг. Надо привыкнуть к культуре, обычаям, традициям других народов. Местные очень настороженно принимают приезжих. У детей очень трудно заслужить уважение. Эти дети не будут уважать только за то, что ты учитель. Они принимают того, кто смог принять их. Пока я это не поняла, не знала, как правильно с ними работать, чего от них можно требовать, а чего нежелательно, - у меня  были проблемы. Они меня тоже не принимали.

- Какие у них особенности?
- Дети очень ценят, когда с ними говорят на понятном для них языке. Это дети билингвы. Русский язык для них не родной, они владеют им на разговорном уровне. Искусство учителя – доступно объяснить. Сделать терминологию понятной. Главная задача – решить, вернее не решить, а попытаться решить две главные проблемы: сделать обучение в условиях интерната комфортным, так как интернат – это не тундра; сделать обучение для билингвов понятным.

- Что вы вкладываете в «тундра»?
- Тундра – это условия добровольного отрыва от окружающего мира. Люди до сих пор живут в чумах, ездят на оленях, ведут традиционный образ жизни. Их образ жизни мало изменился испокон веку. У кого-то есть интернет, спутниковые тарелки, но это встречается редко.
Они приезжают из глубоко самобытных условий тундры, воспитание их отличается от общепринятых социальных норм воспитания в современном обществе, у них свои ценностные ориентиры.

- Вечные ценности, морально-нравственные основы: добро, зло, сочувствие, как   с этим?
- Уважение к старшим у них занимает особое место в воспитании. Патриархальная система, младший почитает старшего брата, брат отца. Положение женщины в тундре – хранительница очага, которая делает всю работу по чуму. Она сама таскает воду, рубит дрова, которые еще нужно найти в тундре, воспитывает детей, а ненецкие семьи в основном многодетные.

- А как с родителями общаетесь?
- Родители меня восприняли сначала настороженно. Сами дети очень долго проверяют, не доверяют. Но когда я нашла к ним правильный подход, они меня приняли полностью. В первых, я определила уровень их способностей и выстроила образовательный процесс в полном соответствии с действительностью, естественно, не нарушая требований ФГОС. Во-вторых, я начала говорить на доступном для них русском языке. Они стали меня понимать и принимать мой предмет, который начал вызывать интерес.

- До этого Вы к ним предъявляли завышенные требования?
- Ребенок спросил: «Кто такой Репин?» И на вопрос: « Как так? Вы не знаете великого русского художника?»  Он ответил: «Зачем мне его знать, я же не русский!» В этот момент в голове у меня щелкнуло, я поняла, что нужно что-то менять. Теперь вся моя работа направлена на адаптацию детей в условиях интерната и социализацию их в большом мире. Разработка методической базы преподавания способствует адаптации и успешной социализации для учащихся из числа коренных малочисленных народов Севера (КМНС). Это важная задача. Нужно работать в этом направлении. Надеюсь, смогу быть полезной своим коллегам.

          - Но если им не нужен иной образ жизни?
          -  Если дети после школы вернутся в тундру – это их выбор. Я хочу, чтобы они знали, какой большой и интересный мир вокруг нас. Мир большой – это другие люди, общение, другие культуры, театры, концерты, кино, цирк, в которых они ни разу не были.  Их это в некоторый степени страшит, да и вообще, всем людям из тундры очень тяжело адаптироваться. Моя главная задача – снять страх, подготовить их к жизни в обществе за гранью «зашоренности». Вероятно, и конкурс я смогла выиграть, благодаря своей искренности, открытости и стремлению быть полезной другим учителям и напомнить, что такая проблема существует.

- Что вы еще хотели бы сказать о своей работе в школе-интернате?
- У нас маленькая школа, в которой обучается 78 человек. Половина из которых проживают в интернате. 95% детей – это представители КМНС. В классах с 1 по 9 обычно от 5 до 12 человек, не больше. Учителя школы примерно в равных долях – это местные и приезжие учителя из разных регионов: башкиры, татары, русские, марийцы, кумыки (Дагестан), удмурты, мордва, украинцы, белорусы, немцы. Несмотря на колоритный национальный состав учителей и культурные особенности учеников, мы все живем большой дружной семьей.

- В чем проявляется ваша дружба?
- Мы проводим мероприятия этнокультурной направленности, знакомим детей с культурой наших учителей. Также на территории школы создан этногородок – это мини-стойбище лесных ненцев. В чумах мы проводим различные занятия учебной и внеурочной деятельности. Для этого там есть столы и лавки. Для детей это возможность, не покидая школы, побывать как у себя дома, в родном чуме.

- Сколько дней в неделю они проводят в школе-интернате?
- У нас, как и в большинстве школ России, шестидневная рабочая неделя. Дети – воспитанники интерната живут в нем в течение учебной четверти, а на каникулы родители забирают их домой.

- Поддерживают ли они с родителями связь?
- Конечно, у ребят есть телефоны, они созваниваются с близкими. У них в религии очень много запретов. Они живут в тундре – это достаточно суровые условия жизни, поэтому они поклоняются духам природы, чтобы не обидеть высшие силы. Для них человек – самое малое и ничтожное существо по отношению к огромной и сильной тундре, которая не прощает ошибок. Люди ведут себя тихо и скромно, ходят чуть ссутулившись и лишний раз не смотрят на небо.

- Не просто: традиции, духи, высшая сила, своя религия?
- Все школы округа активно сотрудничают с Салехардской православной епархией. К нам периодически приезжают представители церкви и проводят просветительскую работу. Их цель – не агитировать детей к вступлению в ряды православных христиан, а рассказать о фундаментальных основах жизни: о добре и зле, о любви, о сострадании, милосердии. Проводят службы для ребят. Если появляются желающие, их могут окрестить, конечно же, с согласия родителей.

- А как же плоды цивилизации?
- Наши воспитанники уже вкусили эти плоды, но зачастую пользуются ими неправильно. На мой взгляд, под влиянием информационных технологий, СМИ у них формируется клиповый тип мышления, который приводит к низкой успеваемости в учебе.  У детей нет авторитета образования. Они не понимают, для чего нужно учиться. Однажды мой ученик спросил меня, сколько лет я училась. Я ответила, что в общей сложности в школе и институте примерно лет 15-16. У него это вызвало удивление и вопрос: «А зачем? Мой отец окончил 9 классов, мама ни одного дня не училась, и у нас все хорошо. У родителей чум, хозяйство, 6 детей, все счастливы». У ребенка с таким мировоззрением сложно вызвать интерес к учебе.

- Что с этим делать?
- Здесь помогает работа с биографиями великих людей. На примере жизни такого человека я пытаюсь показать, что это был такой же человек, как и каждый из нас. Он ел, пил, спал, гулял. Но благодаря своему усердию, работе над собой и   образованию смог подняться выше среднего уровня, то есть, стать Великим, и поэтому мы спустя время говорим о нем. Важно показать, что, в принципе, каждый может достичь успеха, если будет стремиться к знаниям и работать над собой. В последнее время замечаю, что количество детей, продолжающих обучение после школы, растет. В основном они поступают в колледжи, училища и техникумы. Одна бывшая наша учащаяся стала даже студенткой медицинского вуза.
- Родители одобряют их выбор?
- В прошлом году одна выпускница, очень способная девочка, после последнего звонка пришла в слезах. Она хотела по окончании школы поступать в педучилище города Тобольск; а отец ей сказал, что, по традиции, он отдаст ее замуж, тем более, что жених уже есть и ждет ее. Она очень хотела учиться, но перечить отцу она не могла. И тогда вес педагогический коллектив пригласили отца, чтобы побеседовать с ним и переубедить его. В итоге, девочка учится в Тобольском педагогическом училище.

- Каким же нужно быть мудрым психологом, не перейти тонкую грань, не оскорбить традиции и помочь сделать правильный выбор. Как вы решаете конфликты в сфере мировоззрения?
- У меня таких конфликтов не было. Я всегда говорю детям, что не важно какой национальности человек, важно какой это человек, на сколько он «человечен».

- Что должны знать все педагоги Артека про таких ребят?
- Во-первых, нужно учитывать, что ребенок слабо владеет русским языком. Во-вторых, нужно учитывать особенности менталитета. Но при всей их особенности, общаться с ними нужно так же, как и с остальными. Не нужно их как-то сознательно выделять и заострять на них внимание. В ноябре этого года один наш ученик, призер научно-практической конференции «Чтения Вернадского», приедет на смену в «Артек». Наши ученики, как и все школьники, ведут исследовательскую работу, занимают призовые места на региональном уровне, увлечены творчеством, шьют национальные костюмы и представляют их на районных и окружных мероприятиях.

- Ребята с Крайнего Севера часто отдыхают в Артеке и им здесь очень нравится. Они заводят новых друзей, потом с ними поддерживают отношения.
- Считаю наиболее важным решение проблемы социализации этих учеников в рамках русского мира и общечеловеческой цивилизации посредством общения. Это будущее каждого из детей нашей необъятной Родины, в которой не потерян ни один малый народ.