вторник, 14 марта 2017 г.

Отчёт о педклубе 6 марта 2017 г. о текстах, интертекстах, контекстах и интерпретациях

Драгоценнейший приятель мой!
Пишу тебе из далёкой Якутии, куда меня в ссылку начальство направить изволило за грехи мои тяжкие. Из далёкого посёлка Верхневилюйска пишу тебе. Не теряю веры, что коллежские регистраторы местные при перлюстрации не очень исколечат моё письмо, и до тебя доберётся послание сие хотя бы в общем виде.
Спешу тебе сообщить о тайной конфеденции педагогической, которая имела место марта 6 числа сего года. Собрание сие состоялось успешно. Участникам его, судя по словам их, премного приятны были удовольствия како интеллектуальные, токмо и гастрономические (за кои слово благодарственное надобно молвить Юрию сыну Владимирову Ээльмее, светлейшему князю из края Остзейского, вицегубернатору Артековскому, равно как и за телеги самодвижущищеся, им любезно предоставленные в наше холопское распоряжение).

Далече про удовольства интеллектуальные. Жаль тебя, друг мой, не было. Ниже попытку предприму кратчайшим образом передать тебе то, что на упомянутом сборище наличествовать имело. Тема, как помнишь ты, была связана с текстами во всяком их явлении в жизни скромной нашей.
Первой речь держала Ирина дочь Михайлова Мамеева-Шварцман – та, что из немок, недавно к нам пожаловавшая madam. Игру проводила без названия. Лепо всем было, ибо читали мы вслух сказки интересные, да процесс педагогический обсуждали в тесной связи с читанным. Женщина сия в награду за еницыативность ея получила добровольно-принудительную обязанность следующую ассамблею педагогическую организовать и провести.



После сдобы праздничной держала слово дочь боярская Анна дочь Владимирова Щербакова о межкультурной коммуникацыи. Экстракты из синематографа чужестранного показывала, кои объектом обсуждения нашего тайного общества становились. Советы давала о том, каким образом непонимание в общении межличностном преодолеть можно. Словом, разговор полезный вела для жизни повседневной. Жаль, что барышня сия, зело благоразумно себя представившая, отлучается от сообщества нашего педагогического на некоторое время.




Из всех речений, на конфеденции сказанных, мне, приятель мой любезный, более всего непонятными остались слова Сергея сына Сергеева Кочережко, лица свободной профессии, из вольноотпущенников, да постоянно его перебивавшего князя Остзейского Юрия сына Владимирова Ээльмыы. В духе своём историко-филологическом речили они об текстах да интертекстах различного свойства: один всё из летописей русских да патериков примерами сыпал зело непонятными людям нормальным, другой в литературу углубиться изволил. Да в итоге оба в духе своём же вопросом задались, яко именно предметы сии в школе средней преподавать, да сетовали, что не так их преподают обыкновенно, ибо не худо бы внимания больше к текстам обращать да к обучению отроков различным приспособлениям анализа их. Чего было воздух сотрясать, коли ответа сами дать не могут вразумительного? Словом, век живи, век тексты интерпретируй, а всё равно дураком помрёшь!



Последней выступать довелось Алине дочери Владимировой Медведевой, гувернантке провинциальной, которая на манер западный устроить изволила некий «перфоманс». И чего только слова новые изобретать нужно, коли суть не меняется? Так бы и сказала по-нашему: скоморошество. Заключалось оно в том, что все сказ Замятина «Русь» слушали, а под него варияции на тему полотна Кустодиева «После грозы» малевали (каждый в меру способностей своих к жывописи). Кратко можно почитать здесь. Тоже интересно зело получилось, ибо люди добрые сами в удивление полнейшее приходили от того, какие из-под кисти их художества выходить умудрялись. Что ж, на всё воля божья!












Да, самое-то занятное, что контроль полотен, созданных участниками конфеденции нашей, решил своеручно провести тайный сотрудник царской охранки, граф Адаларский Юрий сын Викторов Хилимов. Сам он ничего толком не сказал, но, по слухам, недовольным не остался. Ну и слава богу!

Всё, писать не могу больше. На подводах отправляюсь в Якутск город, конвой уж ждёт меня. Последнее, что сказать хочу: сборища сии, на манер западный именуемые ассамблеями педагогическими, зело полезными полагаю. Одни выступают, другие слушают, третьи кушают, но думать всем приходится, ибо интересно же. И пусть мне половина из речей всех сказанных непонятным оказалось, но всё равно интересно, кругозор развивает да к чтению разному склоняет. Из чего вывожу, что иметь их нужно не реже одного раза в месяц, да темам актуальным посвящать.

Доброго здоровьица! Бог в помощь! И до встречи на следующем собрании, которое Ирина М-Ш благополучно провести сможет, предварительно нас всех предупредив.


Ps. За снимки животворящие премного благодарен я Светлане дочери Валерьевой Любавиной!